Страстная Седмица. Великий Пяток (Пятница)

Православная Церковь в селе Новоипатово (Свердловская область)

Страстная Седмица. Великий Пяток (Пятница)

Материал собран по книге “Православные праздники”, сост. С.Р. Берягин. – Минск: Белорусская Православная Церковь, 2009.

Тексты пророчеств и др. взяты из Евангелия от Матфея, Иоанна, Марка и Луки.

Великий Пяток посвящен воспоминанию осуждения на смерть, крестных страданий и смерти Спасителя. В богослужении этого дня Церковь как бы ставит нас у подножия Креста Христова и перед нашим благоговейным и трепетным взором изображает спасительные страдания Господа.

Сначала воины привели связанного Иисуса Христа к старому первосвященнику Анне, который к тому времени уже не нес служения в храме и был на покое. Этот первосвященник допрашивал Иисуса Христа об учении Его и учениках Его, чтобы найти какую-нибудь вину в Нем. Спаситель отвечал ему: “Я говорил явно миру: Я всегда учил в синагогах и в храме, где всегда сходятся иудеи, и тайно не говорил ничего. Что спрашиваешь Меня? Спроси слышавших, что Я говорил им; вот они знают, о чем Я говорил”. Один слуга первосвященника, стоявший близко, увидев в этом ответе дерзость, ударил Спасителя по щеке и сказал: “Так-то отвечаешь Ты, первосвященнику?” Господь, обратясь к нему, сказал на это: “Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, то за что ты бьешь Меня?” После допроса первосвященник Анна отослал связанного Иисуса Христа через двор к своему зятю – первосвященнику Каиафе.

Каифа же был на тот год служащим первосвященником. Он подал в синедрионе совет убить Иисуса Христа, сказав: “Вы ничего не знаете и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб” Святой апостол Иоанн, указывая на важность священного сана, разъясняет то, что, несмотря на свой преступный замысел, первосвященник Каиафа невольно пророчествует о Спасителе, что Ему надлежит пострадать для искупления людей.

У первосвященника Каиафы в эту ночь собрались многие члены синедриона (синедрион как верховное судилище, по закону, должен был собираться в храме и непременно днем). Пришли такие же старейшины и книжники иудейские. Все они уже заранее договорились осудить Иисуса Христа на смерть. Но для этого им нужно было найти какую-нибудь вину, достойную смерти. А так как никакой вины нельзя было найти в Нем, то они выискивали ложных свидетелей, которые сказали бы неправду против Иисуса Христа. На все ложные свидетельства Христос не отвечал.

Первосвященник Каиафа встал и спросил Его: “Что же Ты ничего не отвечаешь на то, что они против Тебя свидетельствуют?” Спаситель молчал. Каиафа снова спросил Его: “Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?” На такой вопрос Господь дал ответ и сказал: “Да, Я, и даже говорю вам: отныне увидите Сына Человеческого, сидящего одесную силы Божией и грядущего на облаках небесных”. Тогда Каиафа разодрал одежды свои (в знак негодования и ужаса) и сказал: “На что еще нам свидетелей? Вот, теперь вы слышали Его богохульство (то есть что Он, будучи человеком, называет Себя Сыном Божиим)? Как вам кажется?” Они же все в голос сказали в ответ: “Повинен смерти”. После этого Иисуса Христа отдали до рассвета под стражу. Некоторые начали плевать Ему в лицо. Люди, державшие Его, унижали Его и били. Другие же, закрывая Ему лицо, ударяли по щекам и с насмешкой спрашивали: “Прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?” Все эти оскорбления Господь терпел безропотно в молчании.

Когда Иисуса Христа увели на суд к первосвященникам, апостол Иоанн вошел во двор, а Петр остался за воротами. Потом Иоанн, поговорив со служанкой, ввел во двор и Петра. Она же, увидев Петра, сказала ему: “И ты не из учеников ли этого Человека (Иисуса Христа)?” Петр ответил: “Нет”.

Ночь была холодная. Служители развели огонь и грелись. Петр также грелся у огня вместе с ними.

Вскоре другая служанка, увидев греющегося Петра, сказала служителям: “И этот был с Иисусом Назореем”. Но Петр опять отрекся, сказав, что не знает этого Человека. Через некоторое время служители, стоявшие во дворе, снова стали говорить Петру: “Точно и ты был с Ним; ибо и речь твоя обличает тебя: ты галилеянин”. Тут же подошел родственник того самого Малха, которому Петр отсек ухо, и сказал: “Не я ли видел тебя с Ним в саду Гефсиманском?” Петр же начал клясться: “Не знаю Этого Человека, о Котором говорите”. В это время запел петух, и вспомнил Петр слова Спасителя: “Прежде чем пропоет петух, ты трижды отречешься от Меня”. В эту минуту Господь обратился в сторону Петра и через окно взглянул на него. Взор Господа проник в сердце Петра; стыд и раскаяние овладели им, и, выйдя вон со двора, он горько заплакал о своем тяжком грехе.

Наступило утро пятницы. Немедленно первосвященники со старейшинами и книжниками и весь синедрион устроили совещание. Они привели Господа Иисуса Христа и снова осудили Его на смерть за то, что Он называет Себя Христом, Сыном Божиим. Когда предатель Иуда узнал, что Иисус Христос осужден на смерть, он понял весь ужас своего поступка. Он, может быть, не ожидал такого приговора или полагал, что Христос не допустит этого или избавится от врагов чудесным образом. Иуда понял, до чего довело его сребролюбие. Мучительное раскаяние овладело его душой. Он пошел к первосвященникам и старейшинам и возвратил им 30 сребренников, говоря: “Согрешил я, предав Кровь невинную” (т.е. предал на смерть неповинного Человека). Они же сказали ему: “Что нам до того, что смотри сам” (т.е. сам отвечай за свои дела). Холод отчаяния и уныния объял его душу. Он бросил сребреники в храме перед священниками, пошел и удавился. Первосвященники же, взяв их, сказали: “Непозволительно положить эти деньги в церковную сокровищницу, потому что это цена крови”. Посоветовавшись между собой, они купили на эти деньги землю у одного горшечника для погребения странников. Так сбылось предсказание пророка Иеремии: “И взяли 30 сребренников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля, и дали их за землю горшечника” (см.: Мф 27, 3-10).

Первосвященники и начальники еврейские, осудив Иисуса Христа на смерть, сами не могли привести в исполнение свой приговор без утверждения начальника страны – римского правителя (игемона) в Иудее. В это время римским правителем в Иудее был Понтий Пилат. По случаю праздника Пасхи Пилат находился в Иерусалиме и жил недалеко от храма.

Рано утром, в ту же пятницу, первосвященники и начальники иудейские привели связанного Христа на суд к Пилату, чтобы он утвердил смертный приговор над Иисусом.

Пилат вышел к ним и, увидев членов синедриона, спросил их: “В чем вы обвиняете этого Человека?” Они отвечали: “Если бы Он не был злодей, то мы не предали бы Его тебе”. Пилат сказал им: “Возьмите Его вы и по закону вашему судите”. Они же сказали ему: “Нам не позволено предавать смерти никого”. И начали обвинять Спасителя, говоря: “Он развращает народ, запрещает давать подать кесарю и называем Себя Христом Царем”. Пилат спросил Иисуса Христа: “Ты Царь Иудейский?” Иисус Христос ответил: “Ты говоришь” (что значит: “Да, Я Царь”). Когда же первосвященники и старейшины обвиняли Спасителя, Он ничего не отвечал. Пилат сказал Ему: “Ты ничего не отвечаешь? Видишь, как много против Тебя обвинений”. Но и на это Спаситель ничего не ответил, так что Пилат дивился. После этого Пилат вошел в преторию и, призвав Иисуса, снова спросил Его: “Ты Царь Иудейский?” Христос сказал ему: “От себя ли ты говоришь это или другие сказали тебе обо Мне?” – “Разве я Иудей?” – ответил Пилат. – Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал?” Иисус Христос сказал: “Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне царство Мое не отсюда”. – “Итак, Ты Царь?” – “Ты говоришь, что Я Царь. Я на то и родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает Моего голоса”. Из этих слов Пилат увидел, что перед ним стоит проповедник истины, учитель народа, а не возмутитель против власти. Пилат сказал Ему: “Что есть истина?” И, не дожидаясь ответа, вышел к иудеям и объявил: “Я не нахожу никакой вины в этом Человеке”.

Когда же снова привели Иисуса Христа к Пилату, то тот, вспомнив про еврейский обычай отпускать на праздник Пасхи одного заключенного, сказал народу: “Есть у вас обычай, чтобы я одного узника опускал вам на Пасху; хотите ли отпущу вам Царя Иудейского?” Пилат был уверен, что народ будет просить Иисуса, потому что знал, что начальники предали Его по зависти и злобе. Однако народ, наученный старейшинами, стал кричать: “Отпусти нам Варавву!” (человека, который был посажен в темницу за убийство).

Пилат несколько раз вопрошал народ и они отвечали ему то же.

Терновый венец Спасителя сохранился до наших дней.

Тогда Пилат, думая вызвать у народа сострадание ко Христу, велел воинам бить Его. Воины отвели Иисуса Христа во двор и, раздев Его, жестоко били. Потом надели на Него багряницу (короткую красную одежду без рукавов, застегивающуюся на правом плече) и, сплетя венец из колючего терна, возложили Ему на главу, и дали Ему в правую руку трость вместо царского скипетра. И стали насмехаться над Ним: становились на колени, кланялись Ему и говорили: “Радуйся, Царь Иудейский!” Потом плевали на Него и, взяв трость, били по голове и по лицу Его.

После этого Пилат вышел к иудеям и сказал: “Вот я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я не нахожу в Нем никакой вины”. Тогда вывели Христа в терновом венце и в багрянице. Пилат сказал им: “Вот Человек!” Этими словами Пилат как бы хотел сказать: “Посмотрите, как Он измучен и поруган”, думая, что народ сжалится над Ним. Но не таковы были враги Христовы. Когда первосвященники и служители увидели Иисуса Христа, то закричали: “Распни Его!”

Пилат, видя, что ничего не помогает, а смятение увеличивается, приказал принести воды, умыл свои руки перед народом и сказал: “Неповинен я в пролитии крови этого Праведника; смотрите сами”.

Отвечая ему, весь народ иудейский в один голос сказал: “Кровь Его на нас и на детях наших”. Так иудеи сами приняли на себя и на свое потомство ответственность за смерть Господа Иисуса Христа. Тогда Пилат отпустил им разбойника Варавву, а Христа предал им на распятие.

Осужденным на распятие полагалось нести крест свой, поэтому воины возложили на плечи Спасителю крест и повели на место, назначенное для распятия. Местом этим был холм, который назывался Голгофой.

К месту казни за Иисусом Христом шло множество народа. Дорога была гористая. Измученный побоями и бичеваниями, истомленный душевными страданиями, Иисус Христос едва шел, несколько раз падая под тяжестью креста. Когда дошли до городских ворот, где дорога поднималась в гору, Он совершенно изнемог. В это время воины увидели вблизи человека, который с состраданием смотрел на Христа. Это был Симон Киринеянин, возвращавшийся после работы с поля. Воины схватили его и заставили нести крест Христов.

На Голгофе же. когда все было приготовлено, воины распяли Иисуса Христа. Это было около полудня, по иудейскому времени в 6-м часу дня. Когда же распинали Его, Он молился за Своих мучителей, говоря: “Отче! прости им, ибо не ведают, что творят”.

Рядом с Иисусом Христом распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону от Него. Так исполнилось предсказание пророка Исаии: “И к злодеям причтен был” (Ис., 53,12).

По приказанию Пилата к Кресту над головой Иисуса Христа была прибита табличка с надписью, называвшей Его вину. На ней было написано по-еврейски, по-гречески и по-римски: “Иисус Назорей, Царь Иудейский”.

Между тем, воины, распявшие Иисуса Христа, взяли Его одежды и стали делить между собой. Верхнюю одежду они разорвали на 4 части, хитон же (нижняя одежда) был не сшитый, а весь тканый с верху до низу. Тогда они сказали друг другу: “Не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, кому достанется”. И бросили жребий. Так сбылось древнее пророчество царя Давида: “Делят ризы Мои между собою и об одежде Моей бросают жребий” (Пс. 21, 19).

Враги все это время не переставали оскорблять Иисуса Христа. Они, проходя, злословили и говорили: “Разрушающий храм и в три дня созидающий! Спаси Себя Самого. Если Ты Сын Божий, сойди с Креста”.

При Кресте Спасителя стояли Матерь Его, апостол Иоанн, Мария Магдалина и еще несколько жен, почитавших Его. Иисус Христос, увидев Матерь Свою и Иоанна, здесь стоящего, которого особенно любил, говорит Матери Своей: “Жено! Вот сын Твой”. Потом говорит Иоанну: “Вот Матерь твоя”. С этого времени Иоанн взял Матерь Божию к себе в дом и заботился о Ней до конца Ее жизни.

Между тем, во время страданий Спасителя на Голгофе произошло великое знамение. С того часа как Спаситель был распят, солнце померкло и наступила тьма по всей земле, и это продолжалось до смерти Сына Божия.

В девятом часу Иисус Христос громко воскликнул: “Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?” Это были начальные слова из 21-го псалма царя Давила, в котором Давид ясно предсказал страдания на Кресте Спасителя.

Господь же Иисус Христос произнес: “Жажду”. Тогда один из воинов побежал, взял губку, намочил ее уксусом, надел на трость и поднес к иссохшим губам Спасителя.

Вкусив уксуса, Спаситель сказал: “Совершилось”, т.е. исполнилось обетование Божие, совершено спасение человеческого рода. После этого Он громким голосом произнес: “Отче! в руки Твои предаю дух Мой”. И, преклонив главу, испустил дух. И вот, завеса в храме, закрывавшая Святая Святых, разодралась надвое, с верхнего края до нижнего, и земля потряслась; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов, вошли в Иерусалим и явились многим.

Сотник же и воины с ним, которые стерегли распятого Спасителя, видя землетрясение и все происходившее перед ними, испугались и говорили: “Истинно, человек этот был Сын Божий”. А народ, бывший при распятии и все видевший, в страхе стал расходиться.

Воины, чтобы разбойники, распятые вместе со Христом, быстрее умерли, перебили им голени. Один из воинов, чтобы проверить, действительно ли умер Иисус Христос, пронзил копьем Ему ребра, и из раны потекла кровь и вода. Так исполнилось еще одно пророчество.

В этот же вечер Иосиф Аримафейский (тайный ученик Христа) просил у Пилата позволения снять тело Христово с Креста и похоронить. Пилат позволил.

Иосиф, взяв плащаницу (полотно для погребения) пришел на Голгофу вместе с другим тайным учеником – Никодимом. Они сняли тело Спасителя с Креста, помазали его благовониями, обернули плащаницей и положили Его в новой гробнице, в саду, близ Голгофы.

Враги Христовы, первосвященники и фарисеи стали просить Пилата поставить у гробницы стражу, дабы другие не выкрали тело и не стали говорить, что Иисус воскрес. Пилат позволил.

Гроб Господень. Ложе, на котором покоилось три дня тело Спасителя. Иерусалим.

Когда же тело Спасителя лежало во гробе, душой Своей Он сошел во ад к душам людей, которые умерли до Его страданий и смерти. И все души праведных людей, которые ждали пришествия Спасителя, Он освободил из ада.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *